image
energas.ru

Некоторые любят потяжелее

12 декабря 2017 13:03

Пост-релиз конференции «ТрИЗ 2017». Организатор – CREON Energy  в составе группы CREON

В российской нефтедобывающей отрасли уже давно говорят о необходимости разработки трудноизвлекаемых запасов: мол, ресурсы «легкой» нефти не безграничны, а ТрИЗ – настоящий Клондайк, и пора начинать его осваивать. Между тем эксперты до сих пор не пришли к единому мнению, что же понимать под термином «ТрИЗ». А если нет ясности с теорией, то как перейти к практике?

Международная конференция «ТрИЗ 2017», впервые организованная компанией CREON Energy, состоялась в Москве 27 ноября. Стратегическим партнером выступило агентство «Коммуникации».

«Уже даже самые недоверчивые поняли: за «тяжелой» нефтью – будущее нашей нефтедобывающей отрасли, - отметил в приветственном слове генеральный директор CREON Energy Санджар Тургунов. – Однако действующее налоговое законодательство серьезно ограничивает освоение ТрИЗ, делая его нерентабельным. И понятно, что без помощи государства эту проблему не решить. Много вопросов и по технологиям добычи: почему так мало отечественных, а к имеющимся трудно получить доступ? Когда появятся новые российские разработки? Чем – в условиях сохранения санкций – могут помочь иностранные партнеры?»

Трудноизвлекаемые запасы (ТрИЗ) – запасы залежей (месторождений, объектов разработки) или частей залежи, разработка которых существующими технологиями в условиях действующей налоговой системы экономически неэффективна. Такое определение ТрИЗ дала Вера Браткова, начальник управления мониторинга, анализа и методологии Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых.

На начало ноября 2017 г. накопленная добыча на разрабатываемых месторождениях оценивалась в 4.41 млрд т, из них на ТрИЗ пришлось 235 млн т (с учетом льгот). Анализ проведен по 464 разрабатываемым месторождениям, прошедшим государственную экспертизу запасов в 2016 г. (22% от всех запасов нефти в России).

По категориям запасов А+В1 количество рентабельных запасов составило 80% (как и для ТрИЗ), по запасам категории В2 - 58% (для ТрИЗ - 51%).

По словам Веры Братковой, из 464 рассмотренных месторождений по 147 месторождениям предоставляются льготы на НДПИ (это 23% всех рассмотренных запасов). При существующей системе налогообложения 76% льготируемых объектов - рентабельны, низкая доля рентабельных запасов отмечается только по объектам тюменской свиты (39%).

На сегодняшний день из 1164 залежей тюменской свиты разрабатывается 370 (32%) на 96 месторождениях. Запасы нефти разрабатываемых залежей - 1.4 млрд т, при этом степень выработанности составляет всего 7%.

Эксперт рассказала, что к 2021 г. должен быть обновлен баланс запасов, в него войдут не только технологические, но и рентабельные.

«Не думаю, что в ближайшие годы государство будет стимулировать разработку этих запасов, - считает г-жа Браткова. - Это потребует достаточных усилий при очевидно низкой отдаче».

«Одним из условий развития технологий добычи ТрИЗ в России является создание технологических полигонов, - говорит директор по развитию бизнеса VYGON Consulting Антон Рубцов. - Россия существенно отстает от США по темпам роста добычи нефти плотных пород, и одна из причин этого - почти полное отсутствие целевых НИОКР и ОПИ. В мире существуют специализированные государственные и частные центры отработки нефтегазовых технологий на этапах исследований и испытаний. В нашей же стране созданию технологий препятствует низкий уровень развития институциональной среды». По сути весь этап ОПИ сейчас – это несколько компаний, работающих над схожими технологиями и мало взаимодействующих друг с другом. Опыта создания технологий нет, площадок для их отработки – тоже.

Поэтому одним из способов развить этап ОПИ докладчик назвал создание технологических полигонов, которые позволят решить комплекс задач в интересах ВИНК, государства, сервисных компаний и инвесторов. Ожидается, что выгоду получат все стороны. При этом формат полигона позволит объединить усилия разных нефтяных компаний и добиться синергии в освоении ТрИЗ.

Инициатором создания полигонов, несомненно, должно стать государство, причем действовать сразу в двух направлениях: предложить особые условия в сфере недропользования и стимулировать компании экономически. Кроме того, говорит Антон Рубцов, понятие «технологический полигон» необходимо прописать законодательно.

Про особенности налогообложения проектов по разработке трудноизвлекаемых запасов углеводородов рассказал Дмитрий Дзюба, заместитель директора Московского нефтегазового центра Ernst&Young. Освоение ТрИЗ, как правило, требует сложных технологий, и характеризуется более высокими издержками. Многие страны принимают меры по адаптации своих налоговых режимов и созданию стимулов для инвестиций в такие проекты. Способы стимулирования в целом направлены на дифференцирование налогов. Одним из вариантов является снижение ставки роялти на 40-50% для «нетрадиционных» запасов нефти и газа, также практикуются специальные вычеты для сверхвязкой нефти и возобновление работы механизма предоставления налогового кредита по проектам МУН.

Санджар Тургунов поинтересовался, какой налоговый механизм видится оптимальным для использования в сегменте ТрИЗ? По мнению Дмитрия Дзюбы, в перспективе возможен перенос НДД на трудноизвлекаемые запасы, однако даже такой подход потребует введения дополнительных «настроек» для ТрИЗ, в т.ч. через пониженную ставку роялти.

Участники конференции считают, что только совокупность факторов поможет развитию сегмента ТрИЗ: поодиночке они не дадут нужного эффекта:

1.png

В России необходимо создать дорожную карту по внедрению технологий переработки трудноизвлекаемых нефтей и их остатков в нефтеперерабатывающую промышленность. Об этом в ходе конференции сообщил Владимир Капустин, заведующий кафедрой технологий переработки нефти РГУ нефти и газа им. И.М. Губкина. По его словам, в нашей стране существует всего несколько предприятий, способных перерабатывать тяжелую и битуминозную нефть, - это «Башнефть» и группа самарских предприятий. Основная же часть НПЗ предпочитает иметь дело с легкой нефтью. Связано это с тем, что чем тяжелее нефть, тем меньше светлых нефтепродуктов возможно из нее получить. Поэтому НПЗ, соответственно, предпочитают брать легкое и светлое сырье.

«Если Россия всерьез намерена заняться переработкой тяжелой нефти, то у нас в принципе существуют технологии, позволяющие получить нефтепродукты достаточно хорошего качества», - считает эксперт. Он назвал основные из них: установки замедленного коксования; гидрокрекинг; гидроконверсия нефтяных остатков; гидропереработка остаточного сырья; гидрокрекинг во взвешенном слое адсорбента; технология Uniflex (получение до 95% жидких нефтепродуктов из гудрона).

Как считают участники конференции, на начальном этапе развития сегмента ТрИЗ компаниям необходимо делиться друг с другом наработками:

2.png

«Сегодня некоторым кажется, что нефть вот-вот станет не нужна. Это очень опасное заблуждение, - предупреждает Владимир Капустин. – Подсчитано, что до 2022 г. потребность в нефти будет расти на 1 млн барр./день, после 2022 – на 0.8 млн барр./день. Таким образом, к 2035 г. нужно будет на 40% больше нефти, чем сейчас. Не стоит рассчитывать, что все скоро будут ездить на электромобилях. Нужно уже сейчас думать о глубокой переработке, и желательно – на местах добычи нефти».

Аудитория конференции согласна – без ТрИЗ развитие российской нефтедобычи представить невозможно:

3.png

Проект разработки месторождения залежей сверхвязкой нефти в Самарской области осуществляет  «Самаранефтегаз». Как сообщил представитель компании Айтуган Киекбаев, в настоящее время проводятся ОПР и НИОКР. Осуществляется строительство девяти контрольно-наблюдательных скважин и их пробное освоение. Промышленная разработка запланирована на 2019 г.

Разработку Ярегского месторождения высоковязкой нефти ведет НШУ «Яреганефть» (компания «Лукойл-Коми»), рассказал заместитель начальника управления по бурению Сергей Чен. Сейчас добыча нефти ведется тремя нефтешахтами, а также по технологии SAGD и составляет 0.9 млн т/год. Первоначально на месторождении использовалась только термошахтная технология, однако она связана с большими эксплуатационными затратами и сложными условиями труда. Поэтому параллельно с термошахтной добычей с 2006 г. осуществляется строительство скважин с горизонтальным окончанием по технологии встречного SAGD (добывающие и паронагнетательные скважины находились на разных кустовых площадках).

Как рассказал г-н Чен, в 2018-2020 гг. планируется закончить строительство 65 горизонтальных скважин.

Подробнее о бурении на Ярегском месторождении рассказал Алексей Клявлин, главный специалист по проектированию скважин и геофизическим изменениям Scientific Drilling International. Там применяются разработанные компанией технологии SurfaceTrac и MagTrac (позиционирование и дистанцирование скважин). Они убирают неопределенность в пространственном положении скважины, что позволяет позиционировать протяженные горизонтальные участки в строго определенном коридоре и получать абсолютно достоверную информацию о залегании пластов  непосредственно во время бурения, что делает возможной разработку пластов малой мощности.

Так, с мая по ноябрь 2017 г. на кустах №33-34 Ярегского месторождения в рамках ОПР по технологии SurfaceTrac было пробурено 5 пар SAGD-скважин.

Старший научный сотрудник НИЛ «Внутрипластовое горение» Института геологии и нефтегазовых технологий Казанского федерального университета Ирек Мухаматдинов представил доклад о катализаторах для внутрипластового облагораживания высоковязких нефтей и природных битумов в пластовых условиях. По его информации, закачиваемые коллоидные катализаторы на основе металлов переменной валентности, распределившись в пласте, интенсифицируют деструкцию асфальто-смолистых соединений в течение всего периода освоения месторождения. Использование катализаторов обеспечивает еще большее снижение плотности, вязкости нефти, содержания в ней серы, азота, и, следовательно, повышение нефтеотдачи, упрощение последующей подготовки, транспортировки и переработки.

Говоря об экономической стороне проекта, докладчик оценил суммарную потребность в разработанном катализаторе в 28 млн т, в т.ч. 14 млн т для потребностей российских недропользователей.

Об использовании растворителей при добыче тяжелой нефти рассказал Махмут Якубов, заместитель директора по научной работе ИОФХ им. А. Е. Арбузова КазНЦ РАН. Основные причины повышенной вязкости СВН - пониженное содержание легких фракций и низкая температура вмещающих отложений по сравнению с нижележащими нефтеносными пластами. Этим определяется выбор технологий извлечения СВН – разогрев пласта или закачка растворителей (углеводородных фракций). Основное преимущество использования растворителей для добычи СВН заключается в превращении их в обычные нефти, что предполагает возможность дальнейшей подготовки, транспортировки и переработки традиционными методами.

Технология  может применяться в пластах, где использование парогравитационного дренажа затруднено: это тонкие продуктивные пласты, пласты с подстилающейся водой и/или газовыми шапками и низкопроницаемые  карбонатные коллекторы.  Растворителями, как правило, служат этан, пропан, бутан, сжиженный газ, легкие нефтяные фракции.

О применении технологий Schlumberger на практике рассказала Екатерина Сазонова, технический руководитель направления петрофизики департамента бурения и измерения. Речь шла о карбонатном кавернозном и трещиноватом коллекторе. В процессе освоения скважин Schlumberger использует геологическое сопровождение, которое включает в себя геонавигацию, геологический анализ и каротаж. Это делает строительство скважин хоть и дороже, но гораздо эффективнее: направление бурения идет не по заявленному заранее плану, а изменяется в зависимости от данных каротажа в процессе бурения, что, соответственно, повышает нефтеотдачу.

Отвечая на вопрос о стоимости данных технологий, г-жа Сазонова сказала, что точные цифры назвать сложно – они варьируются в зависимости от условий на конкретном месторождении и объемов работ.




← Назад