image
energas.ru

...

Роман Панов: «Принципы устойчивого развития — это давно не просто красивые слова, а реальные стандарты для реализации инвестиционных проектов»

Первый вице-президент Газпромбанка Роман Панов рассказал об инвестициях в национальные проекты, высоких требованиях к экологическим стандартам и уроках, вынесенных за время пандемии.


Фото: Газпромбанк

В этом году одной из очень важных тем стали проекты по устойчивому развитию. Если говорить об этой повестке, то это больше красивые, правильные, своевременные слова или реальные проекты с конкретными масштабными инвестициями? Как это видят в Газпромбанке? Учитываете ли вы это в вашей собственной стратегии развития?

Роман Панов: Конечно, это уже давно не просто красивые слова, это реальные инвестиционные проекты, которые привязаны к показателям. Что такое принципы устойчивого развития? Это параметры, которым соответствуют компании, работающие на российском рынке, с точки зрения реализации в своих инвестиционных стратегиях принципов, к которым относятся высокие экологические стандарты, уровень корпоративного управления, уровень социальной ответственности. Эти стандарты были приняты ООН, и для любой крупной, уважающей себя компании, реализация этих принципов в профессиональной деятельности является важным элементом с точки зрения организации своей работы. Поэтому банк в своих решениях руководствуется этими же стандартами. В этом году в банке был создан совет, который определяет политику в реализации стандартов ESG, и одно из важнейших направлений в этом формате — вопрос реализации экологических проектов.

В банке сейчас делается упор на более высокий уровень экспертизы проектов, которые проходят для кредитования с точки зрения требований к экологическим стандартам. Также ведется совместная работа с Минпромторгом России в возможности предоставления соответствующих финансовых инструментов для проектов, которые соответствуют требованиям по внедрению наилучших доступных технологий.

К слову, появилось постановление правительства, не только позволяющее компенсировать в финансировании таких проектов ставку купонного дохода при облигационных займах, но и предоставляющее возможность кредитования «зеленых» проектов и компенсации компаниям, реализующим такие проекты, часть ставки кредитования.

Поэтому государство, со своей стороны, прилагает достаточно много усилий для того, чтобы стимулировать бизнес к внедрению и реализации принципов устойчивого развития, в том числе и экологических стандартов в своей деятельности. И в этом направлении Газпромбанк — один из лидеров на российском рынке в финансировании проектов. Например, у нас с «Росатомом» реализуется проект по ветрогенерации. и благодаря реализации этого проекта будет создано около гигаватта мощностей для производства электричества. Поэтому банк уже активно вовлечен в эту работу и в своей повседневной деятельности старается принципам ESG активно следовать.


Значительная часть вашей клиентской базы — крупнейшие нефтегазовые и горнодобывающие компании. Как вы оцениваете в связи с этим перспективы рационального недропользования в нашей стране?

Роман Панов: Вопрос действительно сегодня актуален, потому что качественная ресурсная база, которая была создана в СССР, и ее рациональное использование, с одной стороны — важнейший элемент государственной политики, с другой стороны — устойчивого развития экономики. Конечно, банк здесь выступает одним из ключевых финансовых институтов на российском рынке, который специализируется в том числе и на проектном финансировании в области добычи всех видов полезных ископаемых.

В портфеле банка порядка 40% компаний горнометаллургического сектора и добывающего нефтегазового сектора. С точки зрения рационального недропользования мы работаем достаточно много с нашими клиентами в части подготовки тех или иных инициатив для улучшения и повышения инвестиционной привлекательности этого сектора экономики. В частности, с Минэкономразвития, министерством природных ресурсов мы участвуем в работе по стимулированию мер для развития юниорных компаний. Ведется работа с Мосбиржей, с Центробанком в части определения основных направлений и критериев, которым юниорные компании должны отвечать.

Так, в Минэкономразвития принят прекрасный инструмент, который называется «Соглашение о защите и поощрении капиталовложений». Мы ведем работу о возможности распространения принципов применения этого соглашения, в том числе на проекты ранней стадии геологоразведки, так называемые Greenfield, Brownfield, когда инвесторам гарантированы более надежные условия для инвестиций и их возврата. Это позволяет говорить о привлечении большего объема прямых иностранных инвестиций, повышении прозрачности принятия инвестиционных решений и создании условий для более рационального недропользования и ввода в эксплуатацию тех участков недр, которые с этой точки зрения подготовлены и могут быть использованы в хозяйственном обороте.


Юниорные проекты — это малый и средний бизнес, не обязательно крупный. Таким образом, поддержка оказывается еще и этому сектору?

Роман Панов: Это абсолютно правильно. Действительно, юниорная компания в классическом понимании — это компания с оборотом не более 50 млн долларов. На сегодняшний момент государством выдано порядка двух тысяч лицензий в твердых полезных ископаемых по заявительному принципу. Думаю, что порядка 80% из них — действительно малые и средние компании. И создание инструментов для финансирования таких проектов, безусловно, повышает привлекательность этой отрасли и расширяет возможности для банка с точки зрения направления инвестиционных ресурсов и расширения клиентской базы. Поэтому закрепление законодательного и нормативного понятия юниорной компании, принципов реализации юниорного бизнеса, налоговых и иных мер стимулирования, безусловно, для отрасли окажет серьезное влияние.


Газпромбанк активно финансирует проекты в нефтесервисе. Каковы, на ваш взгляд, перспективы этого рынка? И какие меры поддержки необходимы для его оживления?

Роман Панов: Российский нефтесервис, особенно сейчас, в условиях конъюнктуры на углеводородное сырье, конечно, находится в сложном положении. В первую очередь крупные компании-недропользователи, оптимизируя свои затраты, эту работу ведут в том числе и в части сервисных компаний. Это приводит к снижению объемов инвестиций и к снижению объемов проводимых НИОКРовских работ. С другой стороны, это создает условия для повышения уровня импортозамещения, поскольку зарубежным компаниям в этих условиях конкурировать с российскими становится все сложнее. Поэтому наши компании адаптировались к условиям рынка, научились выживать в этой ценовой конъюнктуре. Произошла некая консолидация отрасли. С другой стороны, государство оказывает определенные меры поддержки.

Банк является не только крупнейшим финансовым институтом, ему принадлежат и значимые промышленные активы, включая такое предприятие, как «Уралмаш НГО Холдинг» — лидер отечественного производства бурового оборудования. И в этом году Минпромторгом был разработан механизм утилизационного гранта для отечественного бурового оборудования. Буквально в ноябре состоялось соответствующее постановление правительства, что оказывает стимулирующее воздействие на увеличение объема производства отечественных буровых установок. В рамках той цепочки коопераций, в которой работает предприятие-производитель, это и повышение спроса на российскую химию, металл и иные компоненты производства бурового оборудования. Поэтому, с одной стороны, банк инвестирует значительные средства в поддержку машиностроительного сектора, а с другой стороны, мы видим, что государство поддерживает наши инициативы и находит те инструменты, которые применимы для рынка. Будем рассчитывать на дальнейшую совместную работу, на то, что и дальше российские нефтесервисные компании будут в большей степени укомплектовываться отечественным оборудованием, и от этого уровень предоставляемых услуг будет только повышаться и будет более востребован российскими заказчиками.


Перед российской экономикой стоит масштабная задача по исполнению национальных проектов. В решении этих задач должно принимать участие как государство, так и частный бизнес. Какую роль в исполнении нацпроектов играет Газпромбанк?

Роман Панов: Безусловно, нацпроекты сегодня являются драйвером развития экономики, особенно в условиях кризиса, вызванного последствиями пандемии, в условиях снижения объема инвестиций в основные фонды, нацпроекты стали базисом, от которого стартуют государственные инвестиции.

В банке мы очень серьезно относимся к этому направлению, поскольку в первую очередь видим возможность реализации крупных инфраструктурных и энергетических проектов с использованием этих механизмов. Все они, так или иначе, отражены в нацпроектах. Мы для себя в качестве приоритетов видим вопросы, связанные с развитием инфраструктуры, развитием энергетики, цифровизации, «человеческим капиталом» в части здравоохранения, поддержки образовательных проектов.

Газпромбанк является одним из крупнейший финансовых институтов в России — партнером в проектах, реализуемых на принципах государственно-частного партнерства, в первую очередь в концессионных соглашениях. И объем и спрос на такого рода продукт только растет.

Поэтому нацпроекты, на наш взгляд, при правильном вложении инвестиционных ресурсов действительно должны стать основополагающим фундаментом, от которого отталкиваются компании в реализации своих инвестиционных программ. И банк выступает здесь в качестве инструмента, позволяющего обеспечить доступ к таким инвестиционным ресурсам, являясь надежным финансовым партнером как для компаний, так и для государства, гарантируя своим участием качество проекта, надежность инвестиций и сроки его реализации. Поэтому мы видим, что тот опыт, который накоплен, и те проекты, которые уже реализованы, создают хорошую основу для наращивания объемов работы по этому направлению.

Источник