image
energas.ru

Новые вызовы химической отрасли — климатическая повестка

15 Октября 2021

КЛЮЧЕВЫЕ ВЫВОДЫ

Декарбонизация так же актуальна для химической промышленности, как и для других отраслей 

«Более 1,5 тыс. промышленных компаний поставили официально себе цель достичь нулевой уровень выбросов к 2040–2045 году, причем количество этих компаний за последние полтора года увеличилось в три раза. <…> Используют три ключевых рычага работы по декарбонизации. Если обобщать, это снижение спроса на энергоресурсы, это, по сути, вся деятельность, связанная с энергоэффективностью, и все вопросы, связанные с инициативой в рамках экономики замкнутого цикла. Второе большое направление — это устранение выбросов и все те мероприятия, инициативы по декарбонизации, по снижению числа потерь, утечек, по дальнейшим технологиям, которые минимизируют объем выбросов. И третье большое направление — замена сырья и топлива на менее углеродоемкие аналоги, соответственно, в своей непосредственной деятельности», — партнер McKinsey & Company Максим Уфаев. 

«Не стоит забывать о том, что химическая отрасль, как и все остальные, которые сегодня были представлены и обсуждались в рамках «Российской энергетической недели», сталкиваются с большим количеством вызовов. Одним из таких вызовов, безусловно, является климатическая повестка, и компании нефтехимической отрасли вынуждены все активнее заниматься данными проектами в сфере устойчивого развития, и это создает определенные стимулы и определенные вызовы перед отраслью. При этом химическая отрасль и химическая продукция обладают определенными уникальными функциональными характеристиками, играют важную роль в решении задач, в том числе и по защите окружающей среды, таких как снижение объемов использования ресурсов, сокращение углеродного следа — все это невозможно без химической продукции», — заместитель генерального директора — руководитель дирекции Аналитического центра ТЭК ФГБУ «Российское энергетическое агентство» (РЭА) Минэнерго России Денис Дерюшкин. 

«Очевидно, что нефтехимия создает высокую добавленную стоимость, при том что не является рентной отраслью и, соответственно, является исключительно технологической отраслью, которая формирует серьезную ценность», — директор департамента нефтегазового комплекса Министерства энергетики Российской Федерации Антон Рубцов. 

ПРОБЛЕМЫ 

Декарбонизация создает новую регуляторную и финансовую нагрузку на бизнес за счет появления новых стандартов и правил работы 

«Вызов, который перед нами стоит, — обеспечивать рост, но таким образом, чтобы повестка декарбонизации не входила с этим в противоречие. Нам нужно параллельно снижать выбросы и обеспечивать рост», — управляющий директор, развитие и инновации ООО «СИБУР» Дарья Борисова.

-- 

«Думать о том, каким образом поддерживать отрасли, которые могут быть затронуты таким элементом регулярной деятельности, очень важно. Более того, расчеты, которые мы сделали, очень приблизительны. Они проведены с учетом заявления Европейского союза о планах планах начать с 2026 года пилотный проект, в который войдут отрасли черной металлургии, алюминия, удобрений, газохимия, электроэнергетика и производство цемента. <…> Объем дополнительного бремени на российские промышленные компании может составить в 2035 году около 17 млрд долларов дополнительно. <…> За последние полтора года на 35% выросло количество нормативных правил, в первую очередь в Европейском союзе, связанных с ESG-повесткой», — партнер McKinsey & Company Максим Уфаев. 

 

РЕШЕНИЯ

 

Увеличение инвестиций в разработки и использование новых форм сотрудничества 

«Мы не должны на этом рынке проиграть. Не должны создаться такие условия, которые нам навяжут, будут несправедливы, не будут учитывать объективно всю цепочку формирования этого углеводородного следа», — директор департамента нефтегазового комплекса Министерства энергетики Российской Федерации Антон Рубцов. 

«Чтобы потом, через 15 лет, не думать об импортозамещении разработанных кем-то технологий, например, утилизации СО2 или использовании биосырья в химической промышленности — это технологии на ранней стадии развития, — мы можем сегодня совместно с научно-техническим сообществом при поддержке государства инвестировать в ранние стадии разработки», — управляющий директор, развитие и инновации ООО «СИБУР» Дарья Борисова. 

«Поскольку климатический переход в конечном итоге начнет приводить к сокращению общего спроса на классическую продукцию нефтеперерабатывающих предприятий — и на дизельное топливо, и на бензин, то нефтеперерабатывающие предприятия могут пойти в нефтехимию и пойдут, скорее всего, в нефтехимию. <…> Возможно, нужно думать о некоем сотрудничестве и развитии технологий, которые бы позволили безболезненно в рамках климатического перехода дать существовать нефтехимии, возникающей из нефтепереработки, и классической нефтехимии, возникающей из задач декарбонизации», — директор Института нефтехимического синтеза им. А.В. Топчиева Российской академии наук Антон Максимов. 

«Без скоординированной работы государства, отрасли мы точно не сможем добиться серьезных результатов, и те проекты, и те стимулы, которые мы уже запустили, наверное, позволят в ближайшей перспективе хвастаться низкоуглеродным несырьевым экспортом. Но надежда все равно остается, что в какой-то момент времени мы все-таки подберемся к тому, что начнем экспортировать низкоуглеродные технологии», — заместитель генерального директора — руководитель дирекции Аналитического центра ТЭК ФГБУ «Российское энергетическое агентство» (РЭА) Минэнерго России Денис Дерюшкин. 

Подробнее читайте в Информационно-аналитической системе Фонда Росконгресс www.roscongress.org




← Назад